Михайлов петров харламов: Валерий Харламов. Часть 12. «Харламов может спиться, а эти (Михайлов, Петров) для меня – просто не игроки», — В. Тихонов. | История дня

Михайлов петров харламов: Валерий Харламов. Часть 12. «Харламов может спиться, а эти (Михайлов, Петров) для меня – просто не игроки», — В. Тихонов. | История дня

admin 01.10.2020

Две стороны жизни Владимира Петрова

ГОСТЬ РЕДАКЦИИ

О знаменитой на весь мир тройке ЦСКА и сборной СССР Михайлов — Петров – Харламов сложены легенды. Казалось бы, чего только о них не написано… Однако не всем известно, каковы звезды прошлого в повседневной жизни. Увы, Харламова с нами нет, а вот его партнеры продолжают здравствовать. Мы предлагаем вам, читатель, узнать, кто же такой Владимир Петров.

ГЛАВА 1. ОСНОВНЫЕ ИДЕИ И ЖИЗНЕННЫЕ ПРИНЦИПЫ

ДВА ЛИКА

— Жизненные принципы какими у меня были, такими и остались, — говорит Владимир Петров. — Ни друзей, ни привычки не меняю. Как получил я воспитание в семье, так и стараюсь с детских лет придерживаться этических норм поведения, основанных в первую очередь на уважении к людям. Воспитание познается в определенной среде. Иногда человек попадает в условия, порой чересчур жесткие, и ломается под их прессом.

Могу с гордостью сказать: со мной такого не случалось. Даже в бытность на самом ответственном посту в нашем хоккее, когда я в первой половине 90-х возглавлял Федерацию хоккея России. Самим собой я всегда оставался и на футбольном поле, где начинал спортивную жизнь, и на хоккейной площадке… В большинстве своем спортсмены имеют два лица. В спорте у них одна жизнь, в быту – совсем другая. Многие по окончании карьеры вынуждены на людях сохранять красивую мину при плохой игре. Иными словами, жизнь не заладилась, а показать, что все в ней плохо, самолюбие не позволяет.

Или кое-кто доводит себя до унизительного состояния, спивается. Сейчас же они никому не нужны, да и вид порой имеют неприглядный. Жаль…

Есть и обратные случаи. Будучи жесткими в спорте, подчас драчунами и забияками, вытворяя на льду то, что порой не вяжется с рамками вида спорта, в жизни люди остаются честными и порядочными… На площадке был один, в быту – совершенно другой.

После завершения игровой деятельности жизнь, считаю, у меня сложилась. Да, я разошелся с первой женой… Больше десяти лет назад пришлось начинать все, по сути, заново. Остался тогда без квартиры, без семьи. Первый сын Максим, тогда уже совсем не мальчик, начал жить с мамой. Сейчас ему 34, он выпускник хоккейной школы ЦСКА, первый тренер Эдуард Иванов…

Я не сдался на милость судьбе. Женился второй раз. Сейчас у нас с супругой Светланой растет младший сын Вовка, он ходит в школу во второй класс. Какая судьба ему уготована – пока не знаю. Правда, спортом он интересуется, играет в футбол…

ГЛАВА 2. СПОРТИВНАЯ НИВА

БЕЗ МИХАЙЛОВА РАЗВЕ МОЖЕТ БЫТЬ ПЕТРОВ?

— Чем сейчас занимаюсь? – вопрошает Владимир Петров. – За годы после активной хоккейной карьеры мне пришлось побывать во многих ипостасях. Руководил российским хоккеем и всем армейским футболом, был генеральным менеджером ЦСКА и «Спартака», теперь вот – СКА. Вновь мы оказались вместе с моим давним другом, партнером по тройке в ЦСКА и сборной страны Борисом Михайловым.

С Борисом мы дружим семьями. То он с супругой ко мне домой приезжает, то я к нему на дачу под Москвой… Так сложилось, что и путь в хоккее у нас был схожий. Оба во второй половине 60-х попали в ЦСКА через столичные команды: я перешел из «Крыльев Советов», он – из «Локомотива». В начале 80-х почти одновременно закончили играть в главной армейской команде, перебрались в ленинградский СКА.

Борис закончил в 1980-м, став главным тренером клуба на берегах Невы. Спустя год перебрался к нему и я. Хотя незадолго до этого в апреле 1981 года я отыграл на ЧМ в Швеции, став там лучшим центральным нападающим (в 8 матчах – 10 очков, 4 гола + 6 передач, 4-е место среди игроков сборной СССР. – Г.Н.). Мы тогда в Стокгольме выиграли звания чемпионов мира и Европы. Но все-таки я заранее решил уйти: и из сборной, и из ЦСКА…

КАК НЕ РАЗРЕШАЛИ ИГРАТЬ ЗА СКА

— Переехал в 1981-м в Питер, занял пост помощника Михайлова, — продолжает Петров. – Но выступления не закончил, став играющим тренером…

Вспоминаю одну прелюбопытную историю. Не хватало тогда нам в СКА мастеров. Мы с Борисом пришли к выводу, что сами должны выйти на лед. Так что вы думаете? Главный тренер ЦСКА и сборной СССР Виктор Тихонов, едва узнав о нашем желании, тут же примчался в Управление хоккея при Спорткомитете СССР с требованием запретить нам (!) выступать за СКА. И что же вы думаете? Валентин Сыч, первое лицо в нашем виде спорта, посовещавшись с коллегами, вынес вердикт: «Выступать может только один из вас двоих, а против ЦСКА и вовсе никому нельзя выходить на лед!» И точка! Без объяснения причин! Представляете всю абсурдность ситуации, разыграйся она в наши дни? Что ж, такая вот была система… Пришлось мне одному на площадке отрабатывать, а Борис у тренерского мостика трудился. Хотя кто знает, как пошло бы дело, вернись мы с Михайловым на лед вдвоем.

— В сезоне-1983/84, когда вы как раз закончили выступления, многим кажется, что в единственном за весь чемпионат поражении ЦСКА от вашей команды кроется подтекст…

— Что вы! Никаких компромиссов быть не могло. Хотя наш СКА – тоже армейский клуб, и, казалось, по ведомственной принадлежности, москвичи могли бы нам помочь в борьбе за сохранение прописки в классе сильнейших. Однако надо знать максимализм Тихонова: он на уступки не пойдет. Да и нам с Михайловым очень уж хотелось тогда вырвать очки у фактически сборной Союза. Представляете, нам удалось выиграть 3:1 (!). Ту победу многие вспоминают до сих пор. Как раз из-за того, что неудача ЦСКА действительно оказалась единственной в том сезоне… Хотя у нас задачи победить во что бы то ни стало не стояло.

КОРОЛЬ НЕЗАСЧИТАННЫХ ШАЙБ

— Начинали вы все-таки с футбола…

— Да, но гонял кожаный мяч в основном в детском возрасте. Мы всем занимались, я и в секцию бокса ходил… В 12 лет пришел записываться в школу «Динамо»: сперва хоккея с шайбой, затем с мячом. Никуда не приняли… Как раз в то время, в первой половине 1960 г., на базе команды «Крылья Советов» в Тушине организовали клуб «Красный Октябрь». В нем и начал всерьез заниматься хоккеем с шайбой, благо до дома, Красногорска, рукой подать. Первым моим тренером стал знаменитый Алексей Михайлович Гурышев. В 1965 г. вместе с «Крыльями» мы выиграли Кубок СССР и первенство страны среди молодежных команд, после чего меня пригласили в команду мастеров «Крылья Советов». Два сезона отыграв в ней, попал к Анатолию Владимировичу Тарасову в ЦСКА, затем в сборную. Так и пошло…

— Не могу уйти от вопроса о самой памятной заброшенной шайбе…

— Не забываются те голы, которые не засчитывают. У меня их много. Среди них два из разряда известных на весь мир. В сезоне-1968/69 мы встречались со «Спартаком» в борьбе за первое место. Нам нужно было выигрывать, красно-белых устраивала ничья. Буквально перед сменой ворот в третьем периоде при счете 1:2 я забиваю. Однако судья Карандин шайбу не засчитывает, мотивируя это тем, что время, мол, истекло… Табло же показывает, что остается играть одна(!) секунда. Вот где страсти-то накалились! На игре присутствовал глава государства Брежнев и министр обороны Гречко, а главный тренер ЦСКА Тарасов в знак протеста увел команду со льда. Матч задержали минут на 40 (!). Потом мы все же вышли играть, но психологически были сломлены. Зимин забросил нам шайбу, мы уступили 1:3, а спартаковцы за тур до финиша стали чемпионами страны.

Второй подобный случай произошел в 1974 году в Канаде во время суперсерии сборной СССР с клубами ВХА. Во второй встрече в Торонто я забросил чистую шайбу – под планку в верхнюю сетку, но диск моментально выскочил из ворот. Канадский арбитр гол не засчитал, и мы проиграли. Однако потом, в самолете, он мне признался, что гол был. На телеэкране все хорошо видели этот момент, и споров он не вызывал. Но в те времена просмотры не были предусмотрены правилами, и рефери отказался увидеть эпизод на повторе…

Боль и обида до сих пор – от Олимпиады-80 в Лейк-Плэсиде, где в финале мы уступили американцам… В декабре 1980 года Борис Михайлов и закончил выступления, не доиграв чемпионат страны.

— И все же положительных моментов куда больше…

— Согласен. До сих пор горд рекордом пятерки сборной СССР, установленным на ЧМ-73 в Москве: 50 заброшенных шайб. В первом звене играли Гусев (7 шайб) – Васильев, Михайлов (16) – Петров (18) – Харламов (9). Всего же наша команда тогда провела 100! Эти достижения, думаю, в ближайшее время перекрыть не удастся. Да и вообще побить их вряд ли возможно…

ГЛАВА 3. ПЛАТФОРМА ПРОГРЕССИВНЫХ ИДЕЙ

БОЛЬ ОТ РАВНОДУШИЯ

— Вина всех наших неудач – равнодушие, — вздыхает Петров. — Если мы забываем прошлое – у нас нет настоящего и будущего…

В 2002 году в содружестве с телевизионной компанией НТВ и людьми, которым небезразлично наше прошлое, мы выпустили фильм «Ледовая коррида Валерия Харламова». Он, кстати, получил приз ТЭФИ. Думаю, доказательств профессионализма работы более не требуется… Следом сделали еще один: «Великое противостояние: Анатолий Тарасов – Всеволод Бобров». Обе ленты о великих людях из мира хоккея, о тех, на чьем примере должна воспитываться наша молодежь.

Как продюсер фильмов, я обратился в ФХР, к руководителям наших клубов с просьбой поддержать фильм, нашу работу по сохранению истории славного советского хоккея. Но инициативу приобрести фильм и раздать его в детских хоккейных школах все оставили без внимания… Знаете, до слез обидно. Не за свою и моих коллег работу, нет. За тех, кто уже сейчас отказывается помнить о героях, о которых каких-то двадцать лет назад говорила вся страна… Что тогда говорить о пацанах, которые и не слыхивали подчас о Харламове, Михайлове, Мальцеве, Фирсове, не говоря об Альметове, Локтеве, Александрове и других? Скажите, как нам тогда воспитывать молодежь? Вновь налет равнодушия губит благие начинания…

Вообще, считаю, человек должен созреть для того, чтобы стать президентом или тренером номер один в стране. Для этого существуют определенные законы развития. До сих пор уверен: нельзя доверять столь ответственный пост выскочкам, пробившимся в тренеры благодаря сверхудачному стечению обстоятельств. Ведь было время, когда работы в ФХР серьезные тренеры просто не нашли… Уверен, назначение Плющева на должность наставника первой сборной было серьезной ошибкой со стороны ФХР. И нести ответственность за провал нашей команды на ЧМ-2003 должны не только тренерский состав и игроки команды, но и глава российского хоккея Стеблин… Впрочем, из его отчета работы за год никто вообще не понял, какое отношение федерация имеет к сборной. Вместо отчета – познавательная лекция. Да как же так можно?

ГДЕ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПОДХОД?

— Впрочем, давайте взглянем глубже, — продолжает Петров. — Отвечать за поражения наших сборных должны ОКР и Госкомспорт. Ведь это и их прерогатива. Увы, у многих будни растворяются все в том же равнодушии…

— Тогда, как вы относитесь к созданию независимого от ФХР управления хоккея?

— В свое время еще предыдущему председателю Госкомспорта Павлу Рожкову я предлагал, на мой взгляд, рабочую структуру управления хоккея. Об этой организации так много говорилось год назад, когда Вячеслав Фетисов сменил Рожкова и то самое управление создал. Я в своем проекте расписал конкретные подразделения, людей на местах, которые в хоккее – не зеленые новички. В структуре все звенья напрямую связаны с начальником управления, который, естественно, подчинен Госкомспорту. Считаю, плоды того документа используются в стране сейчас. Я только рад: значит, не зря проделал работу…

В период Союза мы так долго конструировали универсальную модель продуктивной работы, вершиной пирамиды которой была игра сборной на международной арене. Развалилось же все за считанные годы. Скажите, какой руководитель клуба ныне заинтересован в том, чтобы в первую очередь сборная добилась успеха? То-то и оно! Раньше же все работали на главную команду страны. Значит, что-то в механизме ФХР до сих пор не в порядке… Нельзя жить только лишь местечковыми интересами. Когда нет обратной связи между клубами и национальной дружиной, каши не сваришь.

Российский хоккей теряет имидж, а так продолжаться не должно. Как же можно не по-государственному относиться к государственным делам? Почему мы подписали абсолютно невыгодный нам договор ИИХФ с НХЛ, по которому заокеанская лига может задаром забирать наши таланты? Словом, хоккей у нас в стране развивается куда быстрее руководящего аппарата…

КРИЗИС ВЛАСТИ В ХОККЕЕ

— Почему же вы не выставляете свою кандидатуру на пост президента ФХР?

— Я просто не хочу: достаточно поработал. Да и сами посудите: структура федерации работает по моим канонам. Шесть региональных отделений образовались именно в мою бытность на посту главы российского хоккея. Проторена мной и масса других дорог. Мне в свое время просто не дали возможности продолжать работу, а ввязываться в новые драки желанием не горю. И все-таки я уверен, у нашего вида спорта светлое будущее. Любите и верьте в хоккей России!

ЛЮБОПЫТНО

Владимир Петров — второй среди отечественных игроков по общей результативности. На его счету в зачет Клуба Боброва – 613 шайб (больше лишь у Бориса Михайлова – 704). В чемпионатах страны Петров провел 553 матча, забросив 370 шайб, занимая в списке снайперов всех первенств общее 4-е место.

НАШЕ ДОСЬЕ

Петров Владимир В

«Есть парень – талантливее Харламова…» Тройка Анисина – лучшая в истории «Крыльев Советов»

– Что же ты мне своих орлов не рекомендуешь? – любил спрашивать Анатолий Тарасов тренеров молодежной команды ЦСКА. И как-то получил неожиданный ответ:

– Есть парень – талантливее Харламова будет.
– Талантливее?! – нахмурился Тарасов и сразу невзлюбил этого парня.

Речь шла о Вячеславе Анисине. Молодежную тройку Юрий ЛебедевАнисинАлександр Бодунов (им было по 19 лет) внедрил в основу ЦСКА Борис Кулагин, ненадолго возглавивший армейцев в начале сезона-1970/71. Вернувшись к штурвалу, Тарасов задвинул молодежь, вернув проверенных ветеранов-чемпионов Анатолия Ионова, Юрия Моисеева, Евгения Мишакова.

Вячеслав Анисин

Уйдя летом 1971-го в «Крылья Советов», Кулагин забрал с собой эту тройку. Буквально через год она сыграла в Суперсерии-72 (Анисин же пробился в сборную еще раньше – на ЧМ-72 в Праге). И не просто выходила на пару смен для галочки, а сделала результат в Виннипеге. В третьем матче серии, забросив две шайбы. Уступая 2:4, наши добились ничьей 4:4.

А в 1974-м «Крылья» благодаря тройке Анисина скинули с чемпионского трона ЦСКА, навсегда отлучив от большого хоккея Тарасова. Профсоюзная команда финишировала с отрывом в 11 (!) очков, а звено Анисина вчистую переиграло «линию» МихайловПетровХарламов.

До этого Тарасов делал попытку вернуть Анисина в родной клуб, назначил ему встречу, приехал на нее в тренировочных штанах и домашних тапочках. Однако Вячеслав отказался. Его возвращение состоялось летом 1976 года, когда ЦСКА возглавлял Константин Локтев, а Харламов оказался на больничной койке после автокатастрофы. К слову, Анисин успешно заменил Легенду №17 в тройке Петрова.

Увы, олимпийская мечта лучшего звена «Крыльев» осталась несбыточной. В Инсбрук-76 возглавлявший сборную Кулагин взял молодых армейцев Виктора Жлуктова и Бориса Александрова, отказавшись от своих, тоже достойных.

На излете карьеры Бодунов и Анисин пришли к Кулагину в «Спартак», а Лебедев остался верен «Крылышкам», став рекордсменом клуба. Ему посчастливилось сыграть на Олимпиаде в Лейк-Плэсиде, но не посчастливилось завоевать золото. Анисин остался трехкратным чемпионом мира, Бодунов – двукратным. Причем звание заслуженного мастера спорта Александр получил в… 2003-м, к юбилею большого ЦСКА.

Конкуренцию тройке Анисина составят два звена из 1950-х: Николай ХлыстовАлексей ГурышевМихаил Бычков, Бычков – Владимир ГребенниковЮрий Цицинов. Связка Хлыстов – Гурышев с армейцем Юрием Пантюховым отпраздновала первую в отечественной истории олимпийскую победу в Кортина д’Ампеццо, а она же и Гребенников сыграли на нашем первом домашнем ЧМ-1957 (серебро). «Крылышки» со звеном Бычков – Гребенников – Цицинов в том сезоне стали чемпионами страны, и тоже впервые.

Мой коллега Славин напоминает о 379 голах Гурышева в чемпионатах страны. Этот рекорд удалось побить только в 1972-м капитану «Спартака» Вячеславу Старшинову. Гурышев и комментатор Николай Озеров снялись в художественном фильме «Хоккеисты» (1964 год). Вместе с актерами Николаем Рыбниковым, Георгием Жжёновым, Михаилом Глузским, Владимиром Ивашовым, Львом Дуровым, Эльзой Леждей

В атаке Николай Хлыстов

В 1980-е тренер Игорь Дмитриев вырастил замечательную тройку Сергей ХаринСергей НемчиновЮрий Хмылев. Харина потом заменил его тезка Пряхин, добавив звену габариты. Эти парни сыграли на Кубке Канады-87, где был показан хоккей XXI века. Однако заброшенными шайбами не отметились. И на Олимпиаду-1988 в Калгари ни один из этих «крыльевцев» не поехал (поехал Кожевников). Дмитриев тогда признался: «На таком уровне мои хоккеисты играть пока не готовы».

Через год Немчинов стал чемпионом мира, через два – Пряхин, приехавший в сборную из «Калгари» (первый советский хоккеист, легально отправившийся в НХЛ). Именно ему хотел дать в челюсть до последнего числившийся в кандидатах Олег Знарок, когда Пряхин вошел в номер, чтобы «только поставить вещи». Хмылёву же посчастливилось завоевать олимпийское золото в Альбервиле-1992, где он выходил в тройке с Вячеславом Быковым и Андреем Хомутовым.

Юрий Хмылев, Игорь Дмитриев, Сергей Немчинов. Фото: Владимир Беззубов

Эх, если бы «Крылья» скинули с чемпионского трона ЦСКА в 1988-м… Забей Немчинов за полторы минуты до сирены после выхода один на один с вратарем Алексеем Червяковым в решающем матче полуфинала плей-офф, гегемонии базового клуба сборной пришел бы конец.

В 1994-м Немчинов стал первой российской ласточкой, завоевавшей с «Рейнджерс» Кубок Стэнли, в 1998-м он вернулся из олимпийского Нагано в серебром, а в 2003-м стал чемпионом России с ярославским «Локомотивом». Карьера удалась!

Великая тройка. Как Михайлов, Петров и Харламов навсегда вошли в историю хоккея

Владимир Петров, Борис Михайлов и Валерий Харламов, впоследствии ставшие вместе двукратными олимпийскими чемпионами и восьмикратными чемпионами мира, впервые сыграли в одном звене 30 октября 1968 года в составе московского ЦСКА в матче чемпионата СССР — 1968/69.

Удивительно, что в той игре армейцы уступили горьковскому «Торпедо» со счетом 0:1 и впервые с 1963 года не забросили в ворота соперника ни одной шайбы. Тогда ЦСКА во встрече финального этапа чемпионата СССР — 1962/63 уступил московскому «Динамо» со счетом 0:4, что не помешало красно-синим уверенно завоевать золотые медали первенства.

Создание легендарной тройки

Идея объединить Петрова, Михайлова и Харламова в одну тройку принадлежит легендарному советскому тренеру Анатолию Тарасову. Все трое пришли в ЦСКА в 1967 году. Первым Тарасов заметил Михайлова, выступавшего за московский «Локомотив» и за два сезона забросившего 37 шайб за железнодорожников. Чуть позже в «Крыльях Советов» нашел Петрова и разглядел Харламова.

После поражения от «Торпедо» на следующую игру со «Спартаком» в тройке с Петровым и Михайловым вышел Вениамин Александров, но ЦСКА вновь уступил (4:5), несмотря на шайбу Михайлова. К прежнему сочетанию Тарасов вернулся почти месяц спустя в матче с «Крыльями Советов». Тройка забросила шесть шайб в ворота соперника, и армейцы победили со счетом 10:1. Во всех оставшихся играх чемпионата она выходила на лед в неизменном составе. По итогам сезона Харламов забросил 37 шайб, Михайлов — 36, а Петров — 27. Армейцы завоевали серебряные медали чемпионата, уступив первое место «Спартаку», и стали обладателями Кубка СССР.

Харламов считал, что между партнерами было идеальное взаимопонимание и они великолепно дополняли друг друга. «Мы понимаем друг друга не с полуслова, а с полубуквы. Я знаю, что они могут предпринять в то или иное мгновение, догадываюсь об их решении, даже если они смотрят куда-то в другую сторону», — говорил хоккеист.

Дебют тройки в составе сборной СССР состоялся на чемпионате мира 1969 года в Стокгольме. Петров, Михайлов и Харламов на троих забросили 21 шайбу (девять — у Михайлова, по шесть — у Петрова и Харламова), а советская сборная завоевала золотые медали турнира, несмотря на два поражения от команды Чехословакии (0:2, 3:4). Сборная СССР впервые в своей истории дважды уступила одному и тому же сопернику по ходу одного турнира.

На чемпионате мира 1970 года советская сборная также заняла первое место. Михайлов и Харламов забросили по семь шайб, а Петров — пять. Главным героем турнира стал Александр Мальцев, забивший 15 голов в 10 встречах.

Разрыв

В преддверии Олимпиады 1972 года в японском Саппоро Тарасов решил разбить тройку и перевел Харламова в звено к Анатолию Фирсову и Владимиру Викулову. Тренерские задумки сработали на сто процентов. Сборная СССР завоевала золотые медали на чемпионате мира 1971 года и выиграла Олимпиаду-1972. Лучшим бомбардиром олимпийского турнира стал Харламов, забросивший девять шайб и сделавший семь голевых передач.

Блистал Харламов и в Суперсерии 1972 года с канадцами. Он забросил три шайбы и отдал пять голевых передач в шести матчах, Петров набрал шесть (3+3) очков, Михайлов — пять (3+2). В первых пяти матчах (четыре в Канаде и один в Москве) сборная СССР одержала три победы, при одном поражении и ничьей.

«Когда мы с (Пэтом) Степлтоном откатывались назад, я был спокоен — ни один форвард Национальной хоккейной лиги (НХЛ) не рискнул бы вклиниться между нами. Без ложной скромности скажу, что менее опасно очутиться между двумя жерновами. Однако этот русский нападающий понесся прямо на нас. Что было потом? Я видел, что форвард собирается обойти меня с внешней стороны, слева. Степлтон, как потом выяснилось, заметил прямо противоположное: мол, русский хочет обойти его справа и тоже с внешней стороны. Когда же мы разъехались ловить каждый «своего» Харламова, тот проскочил между нами. И я по сей день не пойму, как он оставил нас в дураках. Но одно я знаю точно: другого такого игрока нет», — высказывался об игре Харламова защитник канадской сборной Жан-Клод Трамбле.

В шестой встрече канадцы на протяжении всей игры очень жестко действовали против Харламова. В одном из эпизодов Бобби Кларк наотмашь ударил клюшкой в область лодыжки Валерия. После этого Харламов не появлялся на льду в оставшихся матчах Суперсерии, в которых канадцы одержали три победы. Главный тренер канадской сборной Гарри Синден отрицал намерения канадских хоккеистов, в том числе и Кларка, умышленно нанести травму Харламову. Однако позже он признал, что именно отсутствие лидера сборной СССР помогло канадским хоккеистам переломить ход серии.

«Травма Харламова сыграла большую роль в конечном результате. Теряя свою звезду, команда становится не такой сильной, а мы просто не могли его удержать. Без Харламова Советы не стали лучше», — отметил Синден.

Согласно легенде, нескольким советским хоккеистам, в том числе и Харламову, по окончании серии предлагали контракты в НХЛ на сумму миллион долларов. Однако все они отказались от предложений.

Воссоединение

Воссоединение тройки произошло на чемпионате мира 1973 года в Москве. Сборная СССР одержала на турнире десять побед в десяти играх с общей разницей шайб 100-18. Тройка советской сборной стала лучшими бомбардирами чемпионата. Петров установил рекорд мировых первенств по набранным очкам, не побитый и по сей день, — 18 голов и 16 результативных передач. Михайлов набрал 29 (16+13) очков, Харламов — 23 (9+14). Хоккеисты в полном составе вошли в символическую сборную турнира.

Серебряные медали завоевала сборная Швеции, а бронзовые — команда Чехословакии. По окончании турнира главный тренер шведов Хьелль Свенссон сказал: «В Москве есть тысячи Владимиров Петровых, почему против нас играл именно этот?»

С тех пор тренеры советской сборной не разбивали легендарную тройку. Вместе они стали победителями еще четырех чемпионатов мира (1974, 1975, 1978, 1979), Олимпиады 1976 года в Инсбруке и Кубка Вызова — 1979. В Кубке Вызова Михайлов забросил три шайбы в трех матчах со сборной НХЛ, а в решающей встрече (6:0) стал автором победного гола.

Последним турниром тройки Петров — Михайлов — Харламов стали Олимпийские игры 1980 года в американском Лейк-Плэсиде. Сборная США с 1962 года ни разу не завоевывала медалей мировых первенств и не рассматривалась в качестве претендента на награды даже перед домашним турниром. Тем более что за три дня до начала Игр сборные СССР и США провели товарищеский матч, в котором советские хоккеисты одержали победу со счетом 10:3.

На первом этапе советские хоккеисты одержали пять побед в пяти встречах, американцы же сыграли вничью со шведами (2:2), но при этом сенсационно обыграли сборную Чехословакии (7:3). В финальном этапе сборная США переиграла советскую команду со счетом 4:3, а в заключительном матче одержала победу над финнами и завоевала золотые медали. Сборная СССР заняла второе место, обыграв в последнем туре шведов (9:2).

Победа сборной США впоследствии была названа самым ярким спортивным событием XX века и самой яркой американской спортивной победой столетия. 17 мая 2008 года Международная федерация хоккея на льду (IIHF) также провозгласила эту игру в качестве самого яркого момента 100-летней истории хоккея.

По окончании турнира Михайлов и Харламов завершили карьеру в национальной сборной. Петров помог советской команде выиграть чемпионат мира 1981 года. На турнире в Швеции он забил четыре шайбы и отдал шесть голевых передач. Позднее вся тройка была введена в Зал славы Международной федерации хоккея, а Харламов и в Зал хоккейной славы в Торонто.

Наследие знаменитой тройки

Тренеры сборной СССР на протяжении многих лет продолжали использовать в национальной команде сочетания, наигранные в клубах. Так на смену легендарной тройке Петров — Михайлов — Харламов пришла великолепная пятерка — нападающие Владимир Крутов, Игорь Ларионов, Сергей Макаров и защитники Вячеслав Фетисов, Алексей Касатонов. Место в воротах занимал Владислав Третьяк.

В составе сборной СССР впервые они вышли на лед вместе на Кубке Канады 1981 года, где советские хоккеисты одержали победу. В решающем матче сборная Канады была разгромлена со счетом 8:1. Ларионов отметился дублем, а Крутов забросил одну шайбу. Эту победу советские хоккеисты посвятили Харламову, который скончался в результате автокатастрофы за четыре дня до старта турнира.

Подробности на ТАСС

Смотрите также:

«Мы были нормальными парнями, умели жить»: 70 лет со дня рождения Валерия Харламова

«Правдивая история о пяти игроках, которые навсегда изменили хоккей»

«Михайлов, Петров, Харламов – наша тройка мушкетеров!»

Обозреватель «Советского спорта» вспоминает церемонию «Харламов Трофи», которая прошла в субботу в Зале славы отечественного хоккея в Парке легенд.

…Казалось, что Зал славы очень большой, ведь сколько легенд там представлено на стендах! Громадный холл – в похожем однажды прошел первый бал Наташи Ростовой. Но представляете, на церемонию «Харламов Трофи» собралось столько гостей, что не всем хватило стульев.

Наши финские друзья – Яри Курри, Эса Тикканен, Теему Селянне – заглянули в зал и увидели, что там осталось только три свободных места. Хотели сесть, но с улыбками элегантно уступили место малышам, жене, а также маме Павла Буре. Легендарный форвард пришел к нам на церемонию со всей семьей.

Министр спорта РФ Павел Колобков заглянул на праздник заранее и отправился на второй этаж в музей – на экскурсию по экспозиции, посвященной 70-летию отечественного хоккея. А там было на что посмотреть.

93-летний Виктор Шувалов, наш первый олимпийский чемпион-56 и чемпион мира-54, опираясь на палочку, тоже поднялся по лестнице.

– Ноги уже не держат, но такой момент упустить не хочу. Это для вас все тут – ретро. А для меня – раритеты даже не юности, а уже зрелого возраста. Я ведь родился, когда еще не было «Советского спорта». А вам в этом году уже 92 стукнуло…

Олег Знарок заглянул на церемонию с супругой Илоной. Мы сомневались, придет ли наставник сборной России. Но повод был железным, как и сам Железный Олег – награда в номинации «Легендарный тренер» вручалась Владимиру Юрзинову.

– Владимир Владимирович для меня как второй папа, – сказал Знарок. – Мы часто вместе обсуждаем матчи, спорим, для меня это великая школа.

Московский ювелирный дом «Адамас» представлял директор корпоративных проектов Алексей Александров: «Мы очень рады, что изготовили эти выдающиеся призы для церемонии «Харламов Трофи». Как человек, который всю жизнь связан с золотом, я считаю, что наши хоккеисты – это золото нации, это золотые легенды. С нами сейчас нет приболевшего Владимира Владимировича Петрова, но хочу пожелать ему здоровья и долгих лет. Борис Петрович Михайлов – вы лучшие. Замечательная тройка мушкетеров!»

– Мне очень приятно вручить приз «Золотое перо нашего хоккея» Всеволоду Кукушкину, – сказал заслуженный тренер страны, комментатор «Матч ТВ» Сергей Гимаев. – Этот человек живет внутри мирового хоккея. И не только знает все о любимой игре, но доносит эти истории до читателей. Его книги невероятно интересны, а одна из них практически посвящена Виктору Тихонову. Если честно, Всеволод Кукушкин – это настоящий бренд.

Номинанты и VIP-гости прибывали на церемонию на роскошных Mercedes-Benz. Представитель автомобильного концерна, директор по продажам в России Мария Морозова сказала:

– Харламов, Третьяк, Буре – эти имена хорошо знают и любят во всем мире, и в Германии, и, конечно же, в России. Мы рады быть официальным партнером премии «Советского спорта».

Владимир Петров: С Михайловым мы не расставались

ХОККЕЙ

Звенья принято называть по фамилиям центральных нападающих. Когда речь идет о тройке Петрова, то не надо объяснять, какие хоккеисты имеются в виду. В плане высших титулов на самых престижных в мире соревнованиях на уровне национальных сборных она вне конкуренции.

В славной биографии каждого из них было еще золото другой Олимпиады – 1972 года, где партнером Петрова и Михайлова был Юрий Блинов, а Харламов выступал вместе с Владимиром Викуловым и Анатолием Фирсовым. Наконец, в апреле 1981 года Петров, оставшись в сборной СССР единственным представителем легендарного трио, выиграл звание чемпиона мира в девятый раз. Кстати, крайними нападающими его звена тогда были Сергей Макаров и Владимир Крутов. А меньше чем через полгода, в сентябре, на победном Кубке Канады, Петрова в этой тройке заменил Игорь Ларионов. Так состоялось рождение другого замечательного сочетания Макаров – Ларионов – Крутов. Получается, Петров как бы передал эстафету молодому тогда центрфорварду, карьера которого продолжается до сих пор.

— Никому я ничего не передавал, – возражает Владимир Петров. – Просто стечение обстоятельств вышло. Нами, наверное, руководил Бог. Мною во всяком случае. Не уйди я из ЦСКА, не было бы звена Ларионова. Виктор Васильевич Тихонов не хотел отпускать меня, видел первую тройку именно в таком составе: Макаров – Петров – Крутов. Другое дело, что неизвестно, как получилось бы у нас. Но еще до моего последнего чемпионата мира у меня была договоренность с Борисом Михайловым, закончившим к тому времени выступать и получившим предложение возглавить СКА, что я поеду в Ленинград помогать ему в качестве играющего тренера.

— Но ведь в те времена офицеру Советской Армии не так просто было взять и сменить место службы, тем более если наставник ЦСКА и сборной Тихонов против?

— Проблемы действительно были. Сначала надо было получить разрешение уехать в другой город, а потом еще и играть там. Но как бы то ни было, проблему мы решили.

— Оставайся неизменной тройка Михайлов – Петров – Харламов, вы бы вряд ли решили покинуть ЦСКА?

— Конечно. Но на все была воля Тихонова. Я же до сих пор уверен, что и Борис мог продолжать играть, и с Валерием разводить по разным звеньям нас не стоило. Посмотрите, как бережно относятся к ветеранам в североамериканском профессиональном хоккее и до какого возраста они там играют. Так и мы могли бы. Однако у нас отношение тренеров к своим игрокам другое, что и приводило к тому, что многие ребята закончили раньше времени. Возьмите Альметова, Блинова, Зимина, Полупанова, Лутченко, Викулова, Третьяка… Да многих можно перечислить.

— В свое время и Тарасов однажды вашу тройку разбил – на сезон…

— Это он сделал для продления долговечности в хоккее Анатолия Фирсова и Александра Рагулина и перевел к ним в звено Харламова. Как мы с Михайловым это восприняли? А как может чувствовать себя человек, у которого отрубают палец? Но надо сказать, что вместо Валерия к нам поставили замечательного хоккеиста Юру Блинова. С ним мы выиграли Олимпиаду, участвовали в знаменитой Суперсерии-72 СССР – Канада. Так что вспомнить есть что. Но без Валеры мы все-таки тосковали.

— Известно, что после возвращения Харламова в строй после первой его автокатастрофы вы с Михайловым настояли, чтобы привычная тройка была восстановлена.

— Валере было легче заново все начинать именно вместе с нами.

— Но вам-то приходилось за него отрабатывать?

— Ну и что? Нам так тоже было удобнее.

— Ваша дружба проявлялась не только на льду?

— Валера был добрейшим человеком. Надо было видеть, как он любил детей. С такими, как он, нельзя не дружить. А с Борисом мы дружим уже четвертый десяток лет.

— Игроки вашего поколения шутили: на вопрос, что сейчас делает Михайлов, всегда надо отвечать: «Спорит где-то с Петровым». И наоборот. Наверняка, мол, не ошибешься…

— По молодости, может, так и было. А сейчас нам что доказывать? Все давно доказали друг другу. Не случайно, наверное, Борис Петрович, вновь возглавив недавно СКА, пригласил меня туда менеджером.

— В который уже раз вы оказались с ним в одной связке?

— А мы и не расставались. Если он работал тренером, а я чем-то другим занимался, то это не значит, что мы не были вместе. Всегда следили за делами друг друга, он меня поддерживал, я — его. А могло ли быть иначе? Старый друг лучше новых двух.

— Перед чемпионатом мира 1976 года в Польше вас вывели из сборной…

— Тогда на чемпионат не взяли не только меня, но и защитника нашего звена Сашу Гусева. Что могу сказать по этому поводу? У наставника сборной Бориса Павловича Кулагина была звездная болезнь. Ей ведь подвержены не только игроки, но и, бывает, тренеры. Они ведь должны быть выше своих подопечных и, прежде чем требовать с них, дать им что-то, а не наоборот, как было в том случае. К чему все это привело, известно: в стартовом же матче – поражение от поляков, первое и до сих пор последнее в нашей истории, а затем потеря титулов чемпионов мира и Европы.

— Наверное, не ошибусь, назвав чемпионат мира-1973 лучшим в биографии вашего звена?

— Оно забросило тогда вместе с защитниками полсотни шайб. Вряд ли кому такое удастся повторить. Но вообще-то мы ровно играли, ниже определенного – достаточно высокого, пусть не покажется нескромным – уровня никогда не опускались. Думаю, и по сегодняшний день звено Васильев – Гусев, Михайлов – Петров – Харламов – лучшее в истории хоккея.

— Хорошо помните дебют тройки Михайлов – Петров – Харламов?

— Хорошо-то не помню, давно это было – в 1968 году. Со мной и Борисом до этого играл Вениамин Александров. Но он прихворнул, а потом у него появились проблемы во взаимоотношениях с Тарасовым. Тогда его и заменил совсем молодой Харламов. И у нас сразу дело пошло.

Михайлов – Петров – Харламов. Харламов. Легенда хоккея

Михайлов – Петров – Харламов


Жизнь человеческая – это будни, дела, повторяющиеся изо дня в день, какие-то житейские мелочи, на первый взгляд несущественные, но решающие многое. Вот и хоккей – это не только и не столько чемпионаты мира или захватывающие поединки ЦСКА со «Спартаком», сколько тренировки и тренировки, общение ежедневное, ежечасное с одними и теми же людьми. И прежде всего с партнерами по звену.

В основном составе ЦСКА Харламов вышел на лед 10 марта, причем снова против новосибирской «Сибири». Играл он в тройке с Викуловым и Полупановым, подменяя Фирсова. А 23 апреля 1968 года он забросил в ворота «Крыльев Советов» свою первую шайбу в команде мастеров. В конце сезона сформировалось так называемое молодежное звено ЦСКА, тройка Харламов – Смолин – Блинов.

Однако закрепиться в основном составе ЦСКА Харламову удалось только в следующем сезоне, когда сформировалась их великая тройка Михайлов – Петров – Харламов. В этой тройке Валерий заменил знаменитого ветерана, капитана команды Вениамина Александрова, которому пришло время покидать спорт. Михайлов и Петров были уже слаженной командой, но вот третьего форварда найти все никак не удавалось, не складывалась игра. И тут как раз вовремя появился перспективный новичок – Валерий Харламов.

Попав в основной состав, я понял сразу же – здесь иные требования и иная дисциплина. Жесткая дисциплина. И дело не только в том, что это армейский клуб, как порой объясняют положение дел в нашей команде люди, не слишком сведущие в хоккее. Мы исповедуем дисциплину, обусловленную не одними лишь уставами. В лучшей команде любительского хоккея дисциплина иного рода. Да, утром мы встаем, как это предусмотрено временем подъема, и идем спать после отбоя. Но есть ли клубы в хоккее, футболе или регби – и в нашей стране, и в Чехословакии, и в Канаде, и в Англии, – где бы спортсмены, собравшись на предматчевый сбор, не подчинялись строгому распорядку дня, где бы тренеры не требовали неукоснительного соблюдения режима?!

Я говорю о другой дисциплине. Об отношении к хоккею, о выполнении хоккеистами своих обязанностей на площадке. Я говорю о преданности хоккею, о строжайшем выполнении установок тренера на матч, о тактической игровой дисциплине.

Анатолий Владимирович Тарасов требователен во всем, что так или иначе связано с хоккеем, и потому любое отклонение от правил, норм, традиций армейского клуба, любая, как он считает, измена хоккею строго наказываются. И если во время тренировки хоккеист (не важно, новичок или семикратный чемпион мира!) позволит себе передышку, не предусмотренную тренером, то провинившемуся, даже если он трижды олимпийский чемпион, житья на тренировке уже не будет.

Однажды во время занятий у меня развязался шнурок ботинка, и я остановился, нагнулся, чтобы завязать его, а Тарасов, заметив, что я на несколько мгновений выключился из тренировки, тут же перешел на «вы», что являлось у него высшим признаком недовольства:

– Молодой человек, вы украли у хоккея десять секунд и знайте, что наверстать их вам не удастся.

Эпизод этот довольно показателен. Без труда я мог бы припомнить и дюжину других. Анатолий Владимирович дорожит каждой секундой тренировки и требует такого же, как он однажды сказал, «святого отношения» к нашей любимой игре и от всех спортсменов.

Я попал к Тарасову, когда только начинал формироваться как мастер, играл и тренировался под его руководством многие годы и в ЦСКА и в сборной страны, и именно этот выдающийся тренер сыграл решающую роль в моей спортивной судьбе.

На занятиях, которыми руководит Тарасов, никогда не бывает пустот, простоев. Он всегда полон идей, порой весьма неожиданных, полон новых замыслов, которые нужно проверить сегодня, сейчас же. Не бывает так, чтобы Анатолий Владимирович пришел на занятия без новых упражнений. Он еще до выхода на лед разъяснит нам новинку и обязательно проверит, приняли ли мы его идею, поняли ли, для чего она необходима.

На льду Тарасов – маг, волшебник. Уже несколько поколений хоккеистов называют его великим тренером, чей авторитет, глубина суждений о хоккее не подлежат сомнению. Под его руководством команда ЦСКА почти два десятка раз становилась чемпионом Советского Союза. Думаю, что только специалисты-статистики смогут точно установить, сколько чемпионов мира вырастил Анатолий Владимирович в армейском клубе, сколько мастеров из других команд, признанных, опытных мастеров, едва ли не заново открывали свои возможности, сталкиваясь с Тарасовым в сборной страны.

Тарасова обуревали новые мысли и идеи и перед каждым матчем. С каждой командой Тарасов стремился играть по-разному. И если нам предстояли почти подряд два матча с главным нашим соперником – «Спартаком», то на каждую игру у него обязательно был продуман свой план действий.

По Тарасову, тактическая, игровая дисциплина – это непреложный закон, но в то же время от нас требовали творчества, импровизации.

Начинается матч. Все игроки еще под впечатлением напутствий тренера. Они играют строго в соответствии с предложенным планом, все идет как надо, и все-таки… Инициатива у нас, а счет не открыт. И вот звучит команда: «Смена!» Усаживаемся на скамейку. На льду вместо нас другая тройка, а Тарасов встает со стула, подходит к нам, и мы слышим:

– Вы что, роботы? Вы же художники, артисты! Вы все знаете. Вносите в игру свои краски. Больше хитрости!

Его любимый вопрос: чем ты обогатил свое задание? И совсем не просто было угадать грань между верностью истине и правом на домысел. Этому умению Анатолий Владимирович учил нас настойчиво, день за днем, сезон за сезоном, пока наконец хоккеист не осваивал искусство импровизации в рамках игрового задания.

Мы знали, что наш тренер не прощает трусости, лени, халатного отношения к игре. Если кто-то в пылу схватки «заведется», нарушит правила и попадет на скамью штрафников, то тренер не будет сердиться, но если кто-нибудь из его учеников сыграет осторожно, трусливо, если кто-нибудь попросту испугается, уклонится от единоборства, а потом, маскируя свой промах, полезет драться, то ему достанется по первое число.

Анатолий Владимирович любил сравнивать хоккей с боем. Он считал, что в спорте действуют те же нравственные и психологические законы: каждый имеет право рассчитывать на помощь партнера, товарища, и никто не имеет права подвести друга. Не устоишь, не выдержишь напряжения схватки – образуется брешь, залатать которую в ходе боя трудно.

Максимализм знаменитого тренера не знал пределов. И этот максимализм не ограничивался бортами хоккейной площадки: вся жизнь, весь быт, утверждал Анатолий Владимирович, должны быть подчинены хоккею. Исключений из этого правила для настоящего мастера нет. И не может быть.

У меня не шел бросок. Бросал я хотя и неожиданно и точно, но не сильно, и тренер поставил передо мной задачу: когда в руках у меня нет клюшки, заменять ее теннисным мячом, сжимать и разжимать его, непрерывно вырабатывая силу рук. И я не расставался с теннисным мячом. Но однажды, торопясь в столовую, я забыл мячик, и Тарасов, тут же заметив, что мяча в руках у меня нет, строго спросил:

– А где мячик?

Я пытался объяснить, что иду обедать, но Анатолий Владимирович был непреклонен:

– Куда бы ты ни шел, мяч должен быть с тобой. Заниматься с Тарасовым было интересно. Хотя и трудно. Очень трудно. Но усилия наши окупались сторицей. Многоопытный тренер замечал все, и это помогало спортсмену. Когда я был помоложе, Анатолий Владимирович буквально после каждого матча находил у меня недостатки, и я порой удивлялся. Ведь команда выиграла, и с крупным счетом, и наше звено набросало кучу шайб – так в чем же дело? Но Тарасов утверждал, что я плохо маневрировал. Через два дня выяснялось, что маневр у меня стал получше, но я не использую смену ритма. А потом тренер обращал внимание на то, что я выдал всего лишь два точных паса.

Анатолий Владимирович неизменно подчеркивал мои сильные стороны, но не давал возможности примиряться со слабыми.

Перед каждым матчем он умело настраивал свою команду. Нас трудно было чем-нибудь удивить, и порой перед установкой на игру мы были настроены скептически: для чего лишние разговоры, мы и так все знаем? Знаем, чем силен «Спартак» и чем опасна сборная Чехословакии. И тем не менее Анатолий Владимирович нередко приводил нас в изумление, раскрывая ту или иную неведомую нам деталь, а то вдруг заводя разговор не о силе соперника, а о его слабости. А вот перед встречей с соперником слабым Анатолий Владимирович мог так расписать мощь и коварство хоккеистов «Сибири» или сборной Швейцарии, что у молодых игроков от волнения начинали предательски дрожать коленки.

Но если в пределах хоккейной площадки Анатолий Владимирович, безусловно, наивысший судья и авторитет для всех хоккеистов – и новичков и ветеранов, – то за ее пределами он не раз подвергался критике. Одни полагали, что Тарасов абсолютно прав во всех своих конфликтах с игроками – это моя такая публика, им только сделай поблажку, сразу на голову сядут. Другие же полагали, что от тренера требуется более сердечное отношение к игроку, умение прощать его маленькие слабости, а если не прощать, то хотя бы понимать, ведь фанатизм порой утомляет. С Анатолием Владимировичем всегда было и интересно и вместе с тем тяжело. С ним не расслабишься, не пошутишь. Чувствуешь себя во всем скованным. И все разговоры в конечном счете сводятся к одному – хоккею. А иногда так хочется расслабиться, забыть о нем.

Конфликты Анатолия Владимировича с хоккеистами не редкость. Все, кто интересуется хоккеем, слышали о них. Я готов понять обе стороны. И тренера. И игроков. Понятны требовательность тренера, его фанатизм, безграничная и безмерная любовь к хоккею. Понятно его желание, его стремление требовать такого же отношения к хоккею и от спортсменов. В конце концов он подает личный пример такого беззаветного служения хоккею (я взял термин из лексикона Анатолия Владимировича), но… не каждому такой максимализм по плечу.

«На скорости жил и на скорости умер». Звезда и смерть Валерия Харламова | Персона | Спорт

a[style] {position:fixed !important;}
]]]]]]]]]]>]]]]]]]]>]]]]]]>]]]]>]]>

aif.ru

Федеральный АиФ

aif.ru

Федеральный АиФ

  • ФЕДЕРАЛЬНЫЙ
  • САНКТ-ПЕТЕРБУРГ
  • Адыгея
  • Архангельск
  • Барнаул
  • Беларусь
  • Белгород
  • Брянск
  • Бурятия
  • Владивосток
  • Владимир
  • Волгоград
  • Вологда
  • Воронеж
  • Дагестан
  • Иваново
  • Иркутск
  • Казань
  • Казахстан
  • Калининград
  • Калуга
  • Камчатка
  • Карелия
  • Киров
  • Кострома
  • Коми
  • Краснодар
  • Красноярск
  • Крым
  • Кузбасс
  • Кыргызстан
  • Мурманск
  • Нижний Новгород
  • Новосибирск
  • Омск
  • Оренбург
  • Пенза
  • Пермь
  • Псков
  • Ростов-на-Дону
  • Рязань
  • Самара
  • Саратов
  • Смоленск
  • Ставрополь
  • Тверь
  • Томск
  • Тула
  • Тюмень
  • Удмуртия
  • Украина
  • Ульяновск
  • Урал
  • Уфа
  • Хабаровск
  • Чебоксары
  • Челябинск
  • Черноземье
  • Чита
  • Югра
  • Якутия
  • Ямал
  • Ярославль
  • Спецпроекты

    • 75 лет Победы

      • Битва за жизнь

      • Союз нерушимый

      • Дневники памяти

      • Лица Победы

    • Красота без шрамов

    • Деньги: переводить мгновенно и бесплатно

    • Герои нашего времени

    • Инновационный ультрабук ASUS

    • Как быстро найти работу?

    • Память в металле

    • Здоровый образ жизни – это…

    • Московская промышленность — фронту

    • Почта в кармане

    • Путешествие в будущее

    • GoStudy. Образование в Чехии

    • Безопасные сделки с недвижимостью

    • Перепись населения. Слушай, узнавай!

    • Новогодний миллиард в Русском лото

    • Рыба: до прилавка кратчайшим путем

    • «Кванториада» — 2019

    • Югра: нацпроекты по заказу

    • Выбор банковских продуктов

    • Работа мечты

    • МГУ — флагман образования

    • 100 фактов о Казахстане

    • Ремонт подъездов в Москве

    • Panasonic: теплицы будущего

    • Рейтинг лучших банковских продуктов

    • Лечим кашель

    • Югра удивляет

    • Возвращение иваси

    • Детская книга войны

    • Как читать Пикассо

    • Жизнь Исаака Левитана в картинах

    • Учиться в интернете

    • Пробная перепись населения–2018

    • «Летящей» походкой

    • Реновация в Москве

    • «АиФ. Доброе сердце»

    • АиФ. Космос

    • Сделай занятия эффективнее

    • Фотоконкурс «Эльдорадо»

    • Яркие моменты футбола

Легендарный советский хоккеист Владимир Петров умер в возрасте 69 лет

Спорт

Получить короткий URL

Легендарный советский хоккеист Владимир Петров умер в возрасте 69 лет. Вместе с Борисом Михайловым и Валерием Харламовым он сформировал одну из самых известных атакующих линий в мировом хоккее.

МОСКВА (Sputnik). Всемирно известный советский хоккеист Владимир Петров скончался во вторник в возрасте 69 лет, сообщает Федерация хоккея России (ФХФ).

«28 февраля скончался легендарный советский хоккеист Владимир Петров. Ему было 69 лет », — говорится в сообщении РИХФ. Спортсмен скончался от рака.

Президент России Владимир Путин выразил соболезнования родным и близким Петрова. Российские спортивные деятели также почтили память игрока.

«Нас ушел фантастический форвард, который всегда играл в первой линии. На протяжении многих лет он был отличным игроком ЦСКА и сборной СССР… Он отдавал хоккею все до последних дней своей жизни.От себя и от имени Федерации хоккея России выражаю соболезнования всем, кто знал Владимира », — сказал РИХФ президент Федерации хоккея России Владислав Третьяк.

Он также сообщил, что именем Петрова будет назван главный трофей Высшей хоккейной лиги (ВХЛ) 2017–2018 годов, второго по величине турнира российских хоккейных клубов.

Во вторник и среду матчи Континентальной хоккейной лиги (КХЛ) начнутся минутой молчания.

Петров дважды выигрывал золотые медали зимних Олимпийских игр — в Саппоро в 1972 году и в Инсбруке в 1976 году — и серебряную медаль на Олимпийских играх в Лейк-Плэсиде в 1980 году.Он также выиграл девять чемпионатов мира и 11 чемпионатов Советского Союза. Вместе с Борисом Михайловым и Валерием Харламовым он составлял одну из самых известных наступательных линий в мировом хоккее.

В 2006 году Петров был увековечен в Зале славы Международной федерации хоккея (IIHF).

©
Sputnik / Алексей Дружинин

22 апреля 2016 г. Президент России Владимир Путин (справа, на втором плане) и Владимир Петров (слева, на втором плане), президент детского национального хоккейного клуба «Золотая шайба», двукратный олимпийский чемпион, подаривший президенту чемпионский ринг за победу ЦСКА на чемпионате России по хоккею на заседании Совета при Президенте РФ по физической культуре и спорту в Казани

.

Владимир Петров: Серия Summit 1972

Владимир Петров родился 30 июня 1947 года в г.
Красногорск под Москвой. Он вырос в спортивной семье. Его отец
был известным хоккеистом с мячом. Он впервые играл в организованный хоккей в возрасте
11 за клуб «Зоркий» в его родном городе Красногорске. Петров
затем провел два сезона (1965-67) за «Крылья Советов» («Крылья Советов»).
где он играл под руководством бывшего великого хоккеиста Алексея Гурышева.
В 1967-81 играл за ЦСКА, завершил карьеру в СКА.
Ленинград 1981-83.В Зале славы ЦСКА Анатолий Тарасов собрал одну из
самые разрушительные линии когда-либо, когда он поставил центрового Петрова в пару
вместе с Борисом Михайловым и Валерием Харламовым.

Это трио было абсолютно неудержимо. Они забили 1086 голов за советские
лиге и 539 голов за сборную. В чемпионате мира за все время
таблица очков они 1, 2 и 4 в общем зачете. У Михайлова 98 + 71 = 169
очков в 105 играх. Харламов набрал 74 + 85 = 159 очков в 105 играх. Петров имел
74 + 80 = 154 очка в 102 играх.

Итак, в 105 играх они собрали невероятные 482 очка! почти 5 баллов
за игру. Они были лучшими в 1969,73,74,75,77 и 79. Они
по-прежнему удерживают рекорд по количеству очков в одном турнире WC. 86
очков в 1973 году. У них также второй лучший результат (56 очков в 1977 году).

Сам Петров четырежды выигрывал бомбардирский титул на чемпионатах мира.
1973 (34 очка в 10 играх), 1975 (19 очков в 10 играх — ничья), 1977 (21 очко в 10 играх).
игр) и 1979 (15 очков в 8 играх).Петров по-прежнему является рекордсменом по количеству
голы, передачи и очки в одном турнире (1973). Он также был четыре раза
Матч звезд чемпионата мира.

Петров, конечно, был не просто доминирующей силой на международной арене. Он
и его одноклубники были такими же доминирующими в советской лиге. Сам Петров выиграл
результативность в 1969-70 (51 гол в 44 играх), 1972-73 (27 + 22 = 49 в 32 играх), 1974-75 (27 + 26 = 53 в 36 играх),
1977-78 (28 + 28 = 56 в 36 играх) и 1978-79 (26 + 37 = 63 в 44 играх).Он
последний игрок, забивший более 50 голов за сезон. Только Всеволод Бобров,
Вениамин Александров и Александр Якушев забили более 50 голов за
сезон. Всего Петров забил 370 голов в 553 матчах чемпионата.

Так почему же линия Михайлов-Петров-Харламов оказалась такой хорошей?

«Мы очень хорошо дополняли друг друга. Мы всегда старались изо всех сил, и мы
имел очень хорошую химию как на льду, так и за его пределами, и я считаю, что это было
Большую часть нашего успеха сказал Петров.»Мы долго играли вместе
время. Я всегда знал, что если бы они были на льду. Было легко играть
с Борисом и Валерием, потому что они всегда были в нужном месте. И у нас было
много веселья Единственная причина, по которой у меня была такая хорошая карьера, заключалась в том, что я играл
с двумя такими великими игроками ».

В отличие от большинства советских игроков, Петров
не был хорошим фигуристом. У него не было того плавного стиля катания, как у многих из его
товарищи по команде имели. Его сильной стороной было отличное владение клюшкой и сильный удар.Он
также не боялся использовать его 6 футов 1 дюйм и 205 фунтов тела в поворотах.
Петров также был силен на вбрасываниях и был опасным и агрессивным форчекером.

Он был президентом Федерации хоккея России в середине 1990-х годов.

.

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о